ГЛАВНАЯ  |  КОНТАКТЫ  |  
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Поиск :
МБУ ЦБС г.Шадринска

Временные правила пользования библиотеками
 
НАВИГАЦИЯ
 Об учреждении
 Структура, режим работы
 Афиша
 События
 История ЦБС
 Центральная библиотека им. А.Н.Зырянова
 Методическая копилка
 Советует библиограф
 Литературный Шадринск
 Краеведческая копилка
 Экологическая страничка
 Детcкая библиотека "Лукоморье"
 75 лет Великой Победе
 Гостевая книга
 Подписка ЦБС
 Независимая оценка качества оказания услуг
 Часто задаваемые вопросы
КАЛЕНДАРЬ
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
КООРДИНАТЫ
641870, Курганская обл.
г.Шадринск, ул.Свердлова,57
тел. (35253) 9-03-26
247mub@shadrinsk.net
Мы в социальных

сетях


Центральная библиотека
им. А.Н. Зырянова
Внимание!!!
 

 

 

 

 

Библио-S-путник. Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя…
 

«Роман «Двенадцать стульев» – это превосходный образчик комического романа. Веселый, смешной и трогательный, он обладает еще отличными качествами – там есть настоящее знание жизни, и шарж и гротеск только подчеркивают это знание и делают роман в полной мере сатирическим».

                            Михаил Зощенко

 

Роман Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» существует в литературе почти 90 лет. Он изобилует таким количеством остроумных положений, ярко разработанным сюжетом, сочно очерченными типажами, что по-прежнему возбуждает живой интерес читателей.

Но редко роман этот  рассматривается как книга путешествий и приключений. А ведь основа романа – именно путешествие. В романе погоня за стульями происходит по поволжско-кавказско-крымскому маршруту, проложенному предыдущими поколениями туристов, но не забытому туристами дня сегодняшнего.

 

Одним из мест этого маршрута стал Пятигорск. В погоне за сокровищами герои романа «12 стульев» провели в Пятигорске и его окрестностях несколько дней. Корреспондент журнала «Вокруг света» проехал по местам славы Остапа Бендера и Ипполита Матвеевича и понял, что смешных сюжетов на курорте за сто лет не убавилось.


Указатели с названиями городов на горе Машук. Где-то здесь концессионеры въехали в Пятигорск. 

Был воскресный вечер. Все было чисто и умыто. Даже Машук, поросший кустами и рощицами, казалось, был тщательно расчесан и струил запах горного вежеталя. Дачный поезд, бренча, как телега, в пятьдесят минут дотащил путешественников до Пятигорска. 

 

«Первой целью нашего путешествия был Провал – природный колодец на южном склоне горы Машук, увековеченный в романе «12 стульев» в качестве билетно-кассового стартапа Остапа Бендера.

 

На подъезде к Провалу, я вышел вслед за гидом из машины. Площадка перед штольней, ведущей к подземному озеру, была богато вымощена плиткой; над будкой с сувенирами развевался красный флаг с серпом и молотом, а ее витрины предлагали широкий ассортимент икон, магнитов и кружек. Два каменных льва жались к облицованной плитами парадной стене пещеры.

 

Венчал композицию сам Остап Бендер, отлитый из бронзы в натуральную человеческую величину и поставленный у входа с пачкой билетов в руке и стулом под боком. Возле достопримечательности было тихо и безлюдно (скорее всего, сказывались жара и рабочий полдень), и только натертый до блеска нос великого комбинатора свидетельствовал о том, что здесь кто-то бывает».

 

Остап сбегал в писчебумажную лавчонку, купил там на последний гривенник квитанционную книжку и около часу сидел на каменной тумбе, перенумеровывая квитанции и расписываясь на каждой из них…

Остап остановился у входа в Провал и, трепля в руках квитанционную книжку, время от времени вскрикивал:

 – Приобретайте билеты, граждане! Десять копеек! Дети и красноармейцы бесплатно! Студентам – пять копеек! Не членам профсоюза – тридцать копеек!

Остап бил наверняка. Пятигорцы в Провал не ходили, а с советского туриста содрать десять копеек за вход не представляло ни малейшего труда. Часам к пяти набралось уже рублей шесть. Помогли не члены профсоюза, которых в Пятигорске было множество. Все доверчиво отдавали свои гривенники…

 

«Штольня заканчивалась металлической решеткой, пресекающей любые попытки искупаться в «небольшой лужице малахитовой зловонной жидкости», знаменитой своим целебным действием. Заметив легкое разочарование на моем лице, гид робко предложила: «Может, сходим к бесстыжим ваннам?»

«А почему они бесстыжие?» – поинтересовался я. На губах моей собеседницы промелькнула ухмылка. Выдержав интригующую паузу, гид сказала: «Потому что купаться в них принято нагишом».

Я с воодушевлением согласился. Однако меня постигло жесточайшее разочарование... Молодых в горячих источниках не оказалось. Там плескались «воспитанницы 2-го дома Старсобеса» (в купальниках).

 

Да и источники обмельчали. Теперь командуют парадом «сравнительно честные способы отъема» денег у населения: основную часть бюветов занимают лавки, полки которых заставлены целебными сборами от пьянства и табакокурения, средствами, улучшающими рост бороды и усов, всевозможными местными афродизиаками из павлиньего помета, шишек и меда и прочими приворотными зельями».

 

Скульптура «Орел», олицетворяющая, по задумке скульптора Л.К. Шодкого, целебную силу источников (орел терзает змею, символизирующую различные болезни). 


 

 

«Путь к бюветам пролегает через парк «Цветникъ». Когда-то здесь прогуливались великосветские пациенты, ведя неспешные предобеденные беседы, а герой не совсем уже нашего времени Печорин обольщал княжну Мери». 

 

 

 

…В «Цветнике» было много музыки, много веселых людей и очень мало цветов. В белой раковине симфонический оркестр исполнял «Пляску комаров». В Лермонтовской галерее продавали нарзан. Нарзаном торговали в киосках и в разнос. 

Никому не было дела до двух грязных искателей бриллиантов. 

– Эх, Киса, – сказал Остап, – мы чужие на этом празднике жизни… 

 

Остап задумчиво обошел кругом Воробьянинова. 

– Снимите пиджак, предводитель, поживее, – сказал он неожиданно. 

Остап принял из рук удивленного Ипполита Матвеевича пиджак, бросил его наземь и принялся топтать пыльными штиблетами. 

– Что вы делаете? – завопил Воробьянинов. – Этот пиджак я ношу уже пятнадцать лет, и он все как новый! 

– Не волнуйтесь! Он скоро не будет как новый! Дайте шляпу! Теперь посыпьте брюки пылью и оросите их нарзаном. Живо! 

Ипполит Матвеевич через несколько минут стал грязным до отвращения. 

– Теперь вы дозрели и приобрели полную возможность зарабатывать деньги честным трудом. 

– Что же я должен делать? – слезливо спросил Воробьянинов. 

– Французский язык знаете, надеюсь?

– Очень плохо. В пределах гимназического курса.

– Гм… Придется орудовать в этих пределах. Сможете ли вы сказать по-французски следующую фразу: «Господа, я не ел шесть дней»?

– Мосье, – начал Ипполит Матвеевич, запинаясь,– мосье, гм, гм… же не, что ли, же не манж па… шесть, как оно: ен, де, труа, катр, сенк… сис… сис… жур. Значит, же не манж па сис жур.

– Ну и произношение у вас, Киса! Впрочем, что от нищего требовать!

Ну, Кисуля, а в каких пределах вы знаете немецкий язык?

– Зачем мне это все? – воскликнул Ипполит Матвеевич.

– Затем,– сказал Остап веско, – что вы сейчас пойдете к «Цветнику», станете в тени и будете на французском, немецком и русском языках просить подаяние, упирая на то, что вы бывший член Государственной думы от кадетской фракции. Весь чистый сбор поступит монтеру Мечникову. Поняли?

Никогда,– принялся вдруг чревовещать Ипполит Матвеевич, – никогда Воробьянинов не протягивал руки.

– Так протянете ноги, старый дуралей! – закричал Остап.

 

 


«Ипполит Матвеевич пробавляется здесь до сих пор: памятник концессионера собирает монеты в бронзовую шляпу у входа в парк. Присмотревшись повнимательнее, я обнаружил, что «гигант мысли» состоит из нескольких частей... Он явно когда-то был наспех распилен «болгаркой» и соединен снова. «А Киса, никак, завсегдатай пункта приема цветных металлов?» – спросил я экскурсовода, показывая на швы. Она утвердительно кивнула головой, но вдаваться в подробности не стала, выдохнув извечное «воруют».

 

Из Пятигорска герои Ильфа и Петрова отправились за стульями по маршруту «Тифлис – Владикавказ – Ялта – Москва», а мы распрощались с литературным наследием Пятигорска и отправились в другие места Северо-Кавказского федерального округа».

Сидоров, К. Киса и Ося здесь были / Кирилл Сидоров. – Текст : непосредственный // Вокруг света. – 2020. – № 4. – С. 74–81. – (Классический маршрут).

Фото: Елена Афонина, Сергей Фадеичев, Руслан Шамуков, Антон Подгайко, Екатерина Чеснокова, Денис Абрамов.

 

Курсивом выделены цитаты из романов Ильфа и Петрова. Впрочем, цитат в тексте статьи много больше, от глаз внимательного читателя они не ускользнут...

И заставят его взять романы Ильфа и Петрова «12 стульев», «Золотой телёнок» и, в который раз, перечитать их.

 

О.Ю. Фёдорова, ведущий библиограф

методико-библиографического отдела

Центральной библиотеки им. А.Н. Зырянова.

27-08-2020

       


ЦПИ
» Центр Правовой Информации при центральной библиотеке им.А.Н.Зырянова осуществляет поиск, подбор правовых актов в электронных базах данных "КонсультантПлюс"
Библиокарта
Литературная карта
ВЫСТАВКИ
АКЦИИ
Знаменательные даты
Внимание!

 

 

 

 

   
Россия - без жестокости к детям!
Главная  |  Контакты  | 
Copyright © 2007-2020 Ziranov.ru